25 июня 2017 6 час. 20 мин.

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации ЗАПОВЕДНАЯ
РОССИЯ

/ Легенда о Буха-Нойоне

Фото к статье: Легенда о Буха-Нойоне

В давние времена жил Хон тайжа хан. Он имел пестрого пороза (тарилэреэн буха). Когда ему исполнилось пять лет, то он стал мычать и говорить:

  Я, пороз Хон тайжи хана, силен и ловок. Кто может со мной пободаться и испробовать свои силы, тот пусть придет ко мне.

Этот призыв и хвастовство услышал молоденький бычок добрых западных хатов, пробрался через высокие горы и быст­рые реки, пришел к пестрому порозу Хон тайжи хана и ска­зал:

  Я, сегодня родившийся теленок, слаб еще телом, пото­му бодаться и пробовать свои силы сейчас не могу.

Пестрый пороз Хон тайжи хана согласился и стал ждать. Прошло три года. Молодой пороз за это время вырос, нако­пил силы. Наконец он пришел к пестрому порозу. Они выбра­ли ровное место и стали бодаться. Бодались долго, упорно. Упираясь задними ногами, образовали в степи горы, упираясь передними ногами, образовали бугорки в степи. Наконец силы пестрого пороза стали покидать его, он пятился назад и поджи­мал свой хвост.

Любителей боя быков собралось много, они образовали по­лукруг и наблюдали за отчаянным боем двух порозов. В чис­ле любителей была дочь Хон тайжи хана. Увидев поражение своего пороза, она заступилась за него: взяла палку и ударила сивого пороза по голове. Так как она менструировала в это вре­мя, то сивый пороз осквернился и силы у него убавились. По­розы отошли от людей и снова стали бодаться. Но на этот раз пестрый пороз победил сивого. Тот силой своего волшебства сделал свое изваяние и ушел на седые гривы Саянов (Хухэйнмундаргада). Когда он шел к Саянам, то сгибал спину, на этом месте выросли сосны и пихты, а где он качался из стороны в сторону, там выросли березы и тальники. Каменное изваяние сивого пороза (шулуундyрэ) до сего времени стоит в Торах, в долине реки Иркута, и местные буряты и сейчас устраивают жертвоприношения около него своему предку Буха ноену.

Сивый небесный пороз был зол на дочь Хон тайжи хана. Чтобы подняться на небо к тэнгэринам, он должен был подвер­гнуть себя очищению (арюулаха), по обычаю, иначе привратник тэнгэринов, Добедой старик, не пустит его на небесную территорию. Чтобы отомстить ей за причиненное зло, сивый пороз силой своего волшебства (жилб--р) познал ее три раза в три года, и она родила трех сыновей.

В скором времени дочь хана забеременела. Она страшно удивилась и не могла понять, как это могло случиться, когда она не знала ни одного мужчины. Мать тоже заметила положе­ние дочери и стала отправлять ее на прогулки, но всегда в сопровождении верной старушки. Она остановилась на том, что это наваждение злых духов, которым дочь ее не понравилась. Сказать о случившемся мужу она боялась.

Когда стало нельзя скрывать, то узнал сам хан. Он напал на жену и чуть не избил ее. А она клялась, что дочь их никуда одна не выходила и что ее всегда сопровождала верная няня. Погоревали старик и старуха, но делать было нечего. Хан ве­лел поставить стражу у дверей дочери.

Когда пришло время, дочь Хана тайжи родила прекрасного мальчика. Ханша была довольна, так как у них не было сына. Она не отходила от внука, все внимание свое она отдала ему. У нее было сильное желание усыновить внука, а дочь выдать замуж. Когда она сказала хану об этом, то хан и слышать не захотел.

Надо было решить, как быть с ребенком. Решено было так: положить мальчика в железную_люльку, заковать ее железным обручем, вместо обычных перевязочных ремней привязать к стреле и выстрелить на северный берег Байкала. Как решили, так и сделали.

Стрела перелетела Байкал и упала в яму, выкопанную по­розом (бухайнмалтаари) в степи. Кругом ничего не было. Вдали, горы, лепились убогие бурятские десять юрт атаганова и двадцать юрт хотогонова родов (арбанурхэатаган, хоринурхэхотогон).

Находясь на Саянах, сивый пороз своей догадкой догадал­ся, своим разумом уразумел, что его первенец в железной люльке лежит в степи, в яме. Своим волшебством он в один миг пришел туда и стал кормить ребенка своим членом.

В атагановом роде была большая шаманка, звали_ее_Асуйхан, в хотогоновом роде тоже была шаманка, звали ее Хусуйхэн. Обе шаманки были вдовами, мужья их умерли, не оставив себе наследников. Таких вдов по обычаю умерщвляли, а иму­щество родственники делили между собой.

Шаманок давно хотели умертвить, но они предсказывали, что по откровению тэнгэринов у них должно быть по одному сыну, что домашние очаги их мужей (галгуламта) не развеются и что будут продолжатели рода их. Так как обе они были извест­ными шаманками, то родственники верили им и откладывали приведение в исполнение жестокого обычая предков.

Обе шаманки постоянно приносили жертвы тэнгэринам, камлали и призывали своих предков, в экстазе предсказывали, что и у них будет по одному сыну. Один раз шаманки принесли жертву Заян_сагантэнгэри и узнали от него, что Асуйхан найдет сына в яме пороза (бухайнмалтаари), что Хусуйхэн найдет сына в щели берега реки. Созвали родственников и I торжественно объявили им об этом.

На другое утро шаманки нашли в степи железную люльку, в которой лежал прекрасный мальчик. Люлька лежала в яме. Недалеко от люльки пасся сивый пороз. Когда шаманки хотели взять мальчика с люлькой, то пороз бросился на них. Ша­манки ушли ни с чем.

Шаманки пришли домой и устроили жертву Эсэгэмалантэнгэри. Жертва была угодной. Когда они снова пошли к ребенку, то пороза уже не было. Шаманки взяли люльку с ребенком домой и никак не могли снять с нее обручи. Шаманки опять устроили жертвоприношение Эсэгэмалантэнгэри. Они получили от него указание выполнить обряд укладывания ребенка в люльку (улгээдэоруулха). Для этого надо было соз- вать родственников, заколоть большого барана, сварить для пира именное мясо (нэрэтэймяхан): бедренную, кость, грудинку, тазовую кость, лопатку, сердце, осердие, печенку, селезенку и брюшину, приготовить колыбель и молоток, бабке взять ребенка на руки, поставить малышей у колыбели, а роженице лечь в постель. Повивальная бабка должна взять ребенка и молоток, спросить у малышей: «Кого укладывать в колыбель: ребенка или же молоток?» Вопрос повторить три раза.

Асуйхан легла в постель роженицы, Хусуйхэн стала пови­вальной бабкой и ухаживала за Асуйхан. Собрались родственники, закололи большого барана, сварили именное мясо и сде­лали так, как было велено. Мальчика назвали Булагатом (бу­хайнмалтаариhааолдоhонБулгат   «в яме пороза найденный Булагат»).

Шаманка Асуйхан души не чаяла в ребенке. Все свое время она отдавала ему: ласкала, целовала, носила постоянно на ру­ках, кормила пенками. Ребенок рос здоровым и крепким. Он бегал и играл. Приемная мать радовалась, смотря на него, и не могла нарадоваться. Так прошли незаметно годы, Булагату уже исполнилось пять лет.

Один раз мальчик ушел играть и целый день не приходил домой. Мать испугалась, искала его везде и не могла найти, мальчик вернулся вечером в потемках.

  Сын мой, где ты был до сего времени?  спросила его мать.

  Я играл на берегу моря. Когда я пришел туда и стал играть, из моря вышли мальчик и девочка, такие же, как я, мы стали играть и не заметили, как наступили потемки,   от­ветил сын.

Айсухан сообщила об этом Хусуйхэн. Последняя очень об­радовалась. Они решили поймать мальчика и девочку, потом усыновить. Напекли вкусных пресных лепешек, нагнали водки, решили дать их Булагату, чтобы он угостил своих друзей.

На другое утро, когда мальчик собирался пойти на берег, ему дали лепешки и водку, а сами взяли белый войлок, и все пошли на берег. Придя туда, шаманки разостлали войлок, по­ложили на него лепешки и водку, попросили мальчика угос­тить своих друзей, а потом лечь спать на войлок.

Мальчик сел на войлок и стал играть, а шаманки спрята­лись за кустами и стали наблюдать за мальчиком. Вскоре из моря вышли мальчик и девочка. Они подсели к Булагату и стали играть. Булагат предложил им угощение. Они с удоволь­ствием стали есть лепешки и пить водку. Вскоре они опьянели и легли спать.

Шаманки подбежали и схватили с войлоком обоих мальчи­ков и девочку. Не успели они отбежать от берега, как мальчик проснулся и закричал человеческим голосом:

  Высокое небо   отец, широкая земля   мать, спасите меня!

В это время заволновался Байкал и чуть не захлестнул обеих шаманок. Девочка выскользнула из рук и ушла в море. Шаманки донесли мальчиков до дома. Хусуйхэн постлала ши­рокую постель роженицы и легла, вновь найденного мальчика положили с нею. Потом созвали родственников, закололи боль­шого барана и совершили обряд улгээдэоруулха. Мальчика назвали Эхиритом (эргиингабаhааолдоhонЭхирит   «в ще­ли берега найденный Эхирит»).

От Булагата произошли буряты племени булагат, а от Эхирита   буряты племени эхирит, которые являются ос­новными племенами бурятского народа.

 

Записано со слов 83-летнего МадасаХантханова I холтубаевского рода из улуса Гуртуйский (бывшего Бильчирского инородческого ведомства) Ир­кутской области в мае 1911 года.